Одиссея батьки Махно

Мосияш Сергей Павлович
15.2К 397
В истории революции и Гражданской войны вряд ли найдётся другая столь же противоречивая и загадочная личность, как Нестор Махно. Ещё при жизни о нём ходили самые невероятные слухи, многие из которых затем превратились в легенды и мифы. Например, когда его крестили, будто бы на священнике загорелась
Отложить

Шрифт
Фон

В истории революции и Гражданской войны вряд ли найдётся другая столь же противоречивая и загадочная личность, как Нестор Махно. Ещё при жизни о нём ходили самые невероятные слухи, многие из которых затем превратились в легенды и мифы. Например, когда его крестили, будто бы на священнике загорелась риза, что в глазах собравшихся предвосхищало ребёнку судьбу разбойника. Или вот ещё. Говорили, что на каторгу он попал за убийство родного брата или что, обобрав односельчан в первые месяцы революции, купил дом в Москве и жил там в роскоши. Каждый из этих слухов имел своих авторов и свою цель — дезинформировать народ, создать отрицательный образ Н. Махно.

Большинство народов бывшего Союза ССР знают о Н. Махно и связанном с ним крестьянском движении по материалам советского периода истории. Поэтому до сих пор многие, повторяя «Краткий курс истории ВКП(б)», безапелляционно утверждают, что он — бандит с большой дороги, грабитель, убийца, оборотень и т.д. Правда, редко, в основном в зарубежной литературе, было и другое мнение — он революционер, романтик, утопист, идущий на любые жертвы за народное дело, за дело близкого и понятного ему крестьянского народа.

В «Энциклопедии Гражданской войны и военной интервенции в СССР» (Москва, 1983) его характеризуют так: «Махно Нестор Иванович (1889—1934), один из главарей мелкобуржуазной контрреволюции на Украине. Из крестьян. Окончил церковно-приходскую школу. За участие в террористических актах и «экспроприациях» в 1909 году был приговорён к 10 годам каторги. Отбывал заключение в Бутырской тюрьме в Москве, анархист. В 1917 году, после Февральской революции и освобождения из тюрьмы уехал в с. Гуляй-поле. В апреле 1918 г. создал вооружённый анархистский отряд. Начал партизанскую борьбу с австро-германскими оккупантами и гетманскими властями. Отличался храбростью и жестокостью. Опирался на зажиточные слои крестьян, среди которых приобрёл большую популярность. В 1919—20 воевал против белогвардейцев и петлюровцев, а также против Красной Армии. Трижды вступал в соглашение с Советской властью, трижды нарушал его и поднимал мятеж. 26 августа 1921 года бежал в Румынию».

Имя Н. Махно постоянно упоминается в энциклопедиях и исторических трудах. Практически во всех случаях Махно и связанное с ним движение народных масс показаны с отрицательной стороны, в издевательском, а порой и карикатурном виде. Немало усилий в очернении Н. Махно приложили и многие писатели, кинорежиссёры и другие деятели искусства недавнего прошлого. Вспомним хотя бы кинофильмы «Красные дьяволята», «Александр Пархоменко», роман-трилогию А. Толстого «Хождение по мукам» и др.

Внёс свою лепту в бытующую до сих пор легенду об антисемитском характере махновского движения и поэт Э. Багрицкий в поэме «Дума про Опанаса». В ней якобы по приказу Махно убивают комиссара продотряда по фамилии Коган, что некоторыми толкуется в духе сугубо национальном. В действительности всё было наоборот. Махно пресекал, а порой и карал за проявление антисемитизма. Примеров таких известно много. Отметим только то, что как анархист он был за равенство всех народов и среди его ближайшего окружения было немало евреев, в частности, начальник контрразведки Л. Задов (Зиньковский), заведующий культурно-просветительским отделом П. Аршинов (Марин), заместитель председателя Реввоенсовета Революционных Повстанцев Украины (махновцев) В. Волин (Эхенбаум) и др. Как свидетельствовали современники Н. Махно в 1920 г., «отрядам Махно были чужды всякие шовинистические настроения».

В1944 г. я впервые прочитал о Махно и махновцах в романе А. Толстого «Хождение по мукам» и дал прочитать о них моей полуграмотной бабушке Белогуб Т.Г. (1884—1957), лично знавшей Н. Махно и других участников Гражданской войны. Прочитав, бабушка сказала: «Это брехня, напиши об этом Толстому. Махно был не таким, а жестокостью отличались все — и махновцы, и красные, и белые, и немцы, и австрийцы, а особенно, казаки».

Но было ли в литературе если не положительное отношение к Махно и махновщине, то хотя бы сочувствующее? Было. Поэт — Сергей Есенин в стихотворении «Сорокоуст» изобразил жеребёнка, безуспешно пытающегося обогнать поезд.

Вот как в автокомментарии Есенин излагает суть стихотворения: «Конь стальной победил коня живого. И этот маленький жеребёнок был для меня наглядным дорогим вымирающим образом деревни и ликом Махно. Она и он в революции нашей страшно походят на этого жеребёнка, тягательством живой силы с мёртвой» (Сергей Есенин. Собрание сочинений, том 5. 1966. С. 87, письмо к Е.И. Лившиц, август 1920 года).

Есенин связывал Махно с той уходящей крестьянской Русью, гибель которой вызывала у поэта чувство грусти и сожаления. В продолжение темы им была задумана поэма, которая должна была широко охватить революционные события в России с героическими эпизодами Гражданской войны, с Махно, Лениным и бунтующими мужиками на фоне хозяйственной разрухи, голода, холода и прочих «кризисов» первых годов революции. Но свершится задуманному было не суждено. Первоначальный замысел поэмы вылился в отдельные поэмы: «Гуляй-поле» и «Страна негодяев». Причём в драматической поэме «Страна негодяев» можно выделить три фигуры: Рассветов, Номах и Чекистов. За каждым из них просматриваются видные фигуры того времени. «Номах — это Махно», — говорил Есенин. Последним и можно объяснить, что драматическая поэма «Страна негодяев» не была опубликована при жизни поэта.

О Гражданской войне, махновщине, Н. Махно написано много книг, проведено много исторических исследований, но в основном за рубежом. Среди отмеченных книг можно привести «Воспоминания», написанные самим Н. Махно, которые были изданы в Париже в 1926 г. (первая книга) и посмертно — в 1936 и 1937 гг. (вторая и третья книги). Первой попыткой многостороннего и систематического исследования феномена Н. Махно и махновского движения была книга «История махновского движения» (Берлин, 1923; Запорожье, 1995), написанная П. Аршиновым, сокамерником Н. Махно по Бутырской тюрьме и сподвижником в годы Гражданской войны на Украине. Ряд серьёзных книг о махновском движении вышли в наши дни. Одной из первых была книга А.В. и В.Ф. Белаша «Дороги Нестора Махно» (Киев, 1994). В.Ф. Белаш — соратник Н. Махно и начальник штаба Повстанческой Армии (махновцев). Постепенно расширились круг исследователей и география изданий. Л.Д. Яруцкий «Махно и махновщина» (Мариуполь, 1995), В.Г. Голованов «Тачанки с юга» (Москва, 1997), Э. Телицин «Нестор Махно» (Москва, Смоленск, 1997). В украинском журнале «Вiтчизна» (Киев) появилась повесть В. Верстюка «Комбриг Нестор Махно». В серии «Украинский исторический роман» были изданы роман Р. Самбука «Махно» и повесть-эссе В. Савельева «Махно. Остання правда» (1997).

Каждая из указанных книг если не полностью, то во многом рассеивает тот туман, который советская власть напустила на Н. Махно, пытаясь скомпрометировать его имя и облик.

Сегодня, к сожалению, часто срабатывает стереотип, говоря о беспорядках в тех или иных районах, о террористических актах, опять ссылаются на анархию и махновщину. Но так могут утверждать лишь люди, имеющие весьма отдалённое представление об анархизме вообще и махновщине, точнее, о крестьянском повстанческом движении на Украине, в частности.

Прозаик С.П. Мосияш известен читателям по ряду исторических романов о российских государственных деятелях. В романе «Одиссея батьки Махно» изложены события российско-украинской истории и Гражданской войны. В этом романе С. Мосияш не изменил своим принципам — писать исторические романы на большом фактическом материале. Отсюда и роман получился динамичным, с большим количеством исторических фактов, от которых веет духом свободы, равенства и братства. Читая роман, проникаешься светлыми чувствами и к его героям, и к их мыслям. Более того, мне как «соучастнику» тех событий по рассказам моих бабушек и дедушек (с одним из них юный Н. Махно начинал работать в литейном цехе завода Кригера), родителей и родственников становится радостно за Н. Махно и его единомышленников. За его беспредельную преданность своему народу, идеям анархизма, учителям — В. Антони, А. Семенюте, П. Кропоткину.

Профессор Н.Ф. Семенюта.

Нестор Махно, оболганный и облитый такой грязью (к чему помимо большевиков приложили руки и известные советские писатели, особенно окарикатуривавшие его), что соскрести её и показать истинное лицо этого революционера-анархиста, ни разу не покривившего душой перед народом, я счёл своим святым долгом.

В Гражданской войне все были жестоки, и Махно не исключение, но...

У махновцев строго исполнялся приказ: «Всех продотрядчиков расстреливать на месте». И вдруг сам Нестор, заметив среди них 15-летнего мальчишку, подозвал его, расспросил и отпустил: «Иди. Подрастёшь, поумнеешь, поймёшь». Мальчика звали Мишей Шолоховым. Что это? Или батько почувствовал в нём родственную душу (Нестор писал стихи и среди штабных имел шутливое прозвище «Пушкин»)? Или вдруг пожалел подростка?

Нет, как хотите, а я полюбил Нестора Ивановича — этого правдивого, непоколебимого борца за трудовой народ. Никого так не любили украинские крестьяне, как его, не случайно дали ему самое высокое звание Батько, которое он ценил выше всех наград и почестей. Орден Боевого Красного Знамени так ни разу и не надел: «Я не за это воюю», звание генерала, которое сулили ему белые, отверг с презрением и брезгливостью.

В хронике «Одиссея батьки Махно» я постарался показать, каким он был в действительности, очистив его от грязи и вымыслов партийных карикатуристов.

«Передайте от меня товарищу Махно, чтобы он берёг себя, потому что таких людей, как он, в России немного», — писал Кропоткин, и автор с ним абсолютно согласен.

Считаю, приспело время сказать о Несторе Махно пусть запоздалую, но правду.

Оковы тяжкие падут,

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Отзывы о книге

Популярные книги автора